?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

"Two roads diverged in a wood and I - 
I took the one less travelled by" 

так, словами Роберта Фроста, говорит о смысле жизни мистер Китинг, учитель английской литературы в самом престижном американском колледже для мальчиков, главный герой фильма Dead Poets Society или "Общество мертвых поэтов" (1989, реж. Питер Виен). "Из двух дорог в лесу я выбрал непроторенную..." Речь в этой заметке пойдет не просто о моем любимом фильме, но о фильме, ставшем вехой в моей жизни и во многом определившем ее ход. Поэтому не знаю, насколько у меня получится сказать обо всем несумбурно, но все же попробую. С того момента прошло уже десять лет. Даже страшно немного. Но хорошо помню, как, посмотрев Dead Poets Society в двадцать пятый раз и вновь услышав Carpe Diem ("лови день"), я вдруг поняла, что мистер Китинг обращается непосредсвенно ко мне. Я всегда мечтала реализовать себя в творчестве. Но мечтала робко, неуверенно, всегда считая, что у меня на это как бы не совсем есть право. И я всегда обожала кино, всегда придумывала в своей голове всякие фильмы, переделывала сценарии, которые мне не нравились, так, как хотелось бы мне... но чтобы заняться этим серьезно... профессионально... Нет, я этого была недостойна. А тут этот фильм. А тут Китинг с его "делай свою жизнь необыкновенной", "лови день", "бойся конформизма"... В общем, я решилась, поступила учиться на сценаристику, стала по-настоящему писать настоящие сценарии. И, конечно, вдохновением для моего первого сценария явился сам дух фильма "Общества мертвых поэтов". 

Итак, к делу. США, 50-е годы. В самую престижную школу для мальчиков приходит новый учитель литературы мистер Китинг (Робин Уильямс). Школа, естественно, воплощение консерватизма, а мистер Китинг - либерал. Его методы преподавания совершенно не вписываются в школьные традиции. Он учит мальчиков не только литературе, но и прививает им собственные жизненные принципы, о которых я уже сказала выше. Педагог он, очевидно, великолепный, раз с успехом внушил свои принципы не только ученикам, но и мне, рядовому зрителю (шутка). Ученики все больше и больше проникаются его идеалами. Каждый - по своему. Есть несколько ребят, жизни которых в фокусе фильма и сценария. Тодд Андерсон (Итан Хоук) - тоже новичок в школе, как и Китинг, ужасно стеснительный робкий мальчик, но поэт в душе. Китинг помогает реализоваться его поэтическому таланту и преодолеть стеснительность. Нил Перри (Роберт Шон Леонард) - талантливый актер, мечтает заниматься этим профессионально, но авторитарный отец не разрешает ему, требуя, чтобы Нил учился на врача. Нил пытается преодолеть авторитет отца и реализовать свою мечту. Нокс Оверстрит (Джош Чарлз) решается-таки, наконец, признаться в любви девушке, от которой он без ума (и девушка отвечает взаимностью). Чарли Далтон или Нуанда (Гейл Хансен), как он сам себя называет, - парень без царя в голове, сын очень богатых родителей, не боится никого и ничего, и все, что говорит Китинг, он схватывает на лету. 

Такова экспозиция. Мальчики возрождают традицию "общества мертвых поэтов", которое существовало, когда сам Китинг был учеником в этой школе. Все совершенно безобидно. Мальчики собираются ночью в небольшой пещере недалеко от кампуса, читают по очереди стихи и беседуют о жизни. Тем не менее, это противоречит уставу школы, поэтому тщательно скрывается. Все идет неплохо до тех пор, пока Нил Перри не получает роль в шекспировской комедии, которую ставят в школьном театре. Необходимо официальное разрешение родителей. Нил, зная, что его отец никогда на это не согласится, подделывает подпись отца на документах и получает роль. Китинг всячески поддерживает Нила в его желании стать актером. Спектакль проходит чудесно, Нил блистает. Отец на спектакль не пришел, он приходит после, чтобы со скандалом забрать Нила домой. Дома он объявляет Нилу, что переводит его в военную академию, откуда он будет поступать в университет на врача. И никакого актерства! В эту же ночь Нил кончает жизнь самоубийством. Отец Нила обвиняет Китинга в дурном влиянии. Школа (директор Нолан) соглашается спихнуть все на Китинга и уволить его, но для этого необходимо, чтобы факт влияния подтвердили ученики. Кэмерон ("слабое звено" в команде) сдается первым. Чарли устраивает с ним драку и его (Чарли) исключают. Китинга увольняют, все возвращается на круги своя. Tradition. Honor. Discipine. Excellence. (Девиз школы: традиция, честь, дисциплина, совершенство). Не все, конечно, так просто, конец вовсе не мрачен. Но рассказ об этом я припасаю на потом. Пока рано раскрывать все карты.

Сценарий Dead Poets Society - это произведение искусства, филигранная работа большого художника. Об этом сценарии можно говорить очень и очень много, я остановлюсь всего на двух моментах. Во-первых, не могу не отметить, насколько замечательно прописан абсолютно каждый персонаж этого фильма. Фильма длинного и с большим количеством героев. Каждый имеет "двойное дно", скрытые мотивы, личные переживания и особенности, и все это работает на одно - углубляет и расцвечивает концепцию фильма. Это не как во вчерашнем "Смертном приговоре", в котором усложненность персонажа не ведет совершенно никуда и является пережитком литературной основы. Нет, в Dead Poets Society глубина прописанности персонажа базируется именно на законах кинодраматургии и работает на общую идею фильма. 

О втором моменте скажу подробнее. Мой любимый преподаватель Howard Suber всегда говорил: "В вашем сценарии имеют значение только три момента - начало, кризис одного часа (one hour crisis point) и конец. Все остальное - заполнение экранного времени. Но если ваш финал не запомнился, можете считать, что ваш фильм не удался". Да, и еще: "Запоминающийся финал надо готовить с самой первой сцены..." (вариация на тему "готовь сани летом..."). Финал Dead Poets Society - это мастер-класс того, как надо писать сценарии. Но прежде чем заговорить о финале, остановлюсь на двух эпизодах в начале фильма. Иначе не получится, ведь финал этого фильма готовился с самой первой сцены...

Один из первых уроков Китинга. Ученики уже услышали о его идеалах, но еще не привыкли к его методам и пока только узнают его. Китинг просит Нила (!) прочитать вводную статью к хрестоматии по литературе, написанную профессором Притчардом. Статья представляет из себя исследование, как с помощью математических расчетов установить, насколько велик тот или иной поэт (50-е годы, структурализм, а как же, все логично). Нил читает. Китинг с серьезным видом производит на доске расчеты. А потом вдруг поднимает все это на смех и выставляет статью в нелепом свете. И говорит ученикам, что те должны выдрать из книги первую страницу этой статьи. Все в замешательстве. Не знают, как реагировать. Чарли Далтон, естественно, не заставляет себя ждать и с наслаждением выдирает страницу. "Прекрасно" - радуется Китинг, - "А теперь выдирайте всю статью целиком!" И тут начинается. Все подхватывыают этот посыл. Проходящий по коридору учитель латинского, приятель Китинга, слышит шум, смех, через дверное стекло видит летающие по классу бумажки и, думая, что в классе нет преподавателя (совершенно понятная мысль), врывается с криком: What the hell is going on here? (Какого черта вы тут делаете?). Чтобы учитель сказал ТАКОЕ в той школе... это он должен был так выйти из себя... И тут он видит Китинга. Все в порядке. Просто идет рядовой урок.

Еще один урок литературы, чуть позже. Китинг вдруг вскакивает на учительский стол и заявляет, что человек не может судить о чем-либо, пока не посмотрит на мир с разных точек зрения. Вот он сейчас смотрит с точки зрения стоящего на столе, а они - с точки зрения сидящих за партой. И мир они видят по-разному. "The world is very different from up here. Come, see for yourself". ("Отсюда мир выглядит по-другому. Поднимитесь и посмотрите сами"). И один за другим мальчики взбираются на учительский стол и смотрят на мир оттуда. 

Оба эпизода прекрасны сами по себе. Оба яркие, запоминающиеся. В первом мы выдим раскрытие характеров. Кто как выдирает страницы, кто оглядывается на других, кто действует сам, мы видим, как проявляет себя Китинг, как он "вписывается" в традиции школы с точки зрения учителя латинского. Второй эпизод - это уже развитие характеров и отношения с учениками. Теперь они уже не пугаются странных методов учителя, а с удовольствием принимают участие в его затеях. Ну и, конечно, само по себе вставание на парту и взирание на мир с разных точек зрения и есть метафорическое воплощение либеральных принципов Китинга. Но тем не менее, эти сцены, как запущенные стрелы, как пресловутое "ружье на стене", полностью отрабатывают свое только в финале, делая его совершенно незабываемым.

Итак, финал. Урок литературы. Китинга уволили, поэтому урок ведет директор школы мистер Нолан, живое воплощение девиза школы (Tradition. Honor. Discipline. Excellence). Две пустых парты. Нила Перри (он умер) и Чарли Далтона (исключили за драку с настучавшим на Китинга Кэмероном). Все сидят понуро, особенно Тодд Андерсон, этот вообще не знает куда себя деть. Нолан спрашивает прошли ли они реалистов. Ответ: нет, мы их пропустили. Классиков? Тоже. "Мы сразу с романтиков начали". Тогда Нолан предлагает начать все с начала и прочитать "великолепное эссе" доктора Притчарда о том, как определить величие поэта. Вот оно! Вот где заготовленные сценаристом летом "сани" отдают сторицей! Принцип зеркального отражения, "ружья на стене", как угодно, но принцип этот абсолютно железный. Если повешенное в первом акте ружье стреляет в финале, зритель получит настоящее удовлетворение. Так это работает и в финале Dead Poets Society. Мы, зрители, знаем, что статья прочитана быть не может и уже предвкушаем, что сейчас начнется. Нолан просит Кэмерона читать статью (маленький штрих: в первой сцене статью читал Нил, косвенное напоминание зрителю о его фигуре). Кэмерон отвечает, что статья в его книге выдрана. "Тогда возьмите книгу у кого-то другого" - говорит Нолан. "Они все были выдраны" - ответ. Тогда Нолан дает Кэмерону собственную книгу. "Читайте!" Кэмерон начинает читать уже знакомую нам статью. В класс входит Китинг, ему надо забрать кое-какие вещи. "Только быстро" - говорит Нолан. Китинг проходит в маленькую комнатку, где хранятся его вещи, а Кэмерон продолжает читать. Что это? Нолан торжествует? Китинг раздавлен? Это все неправильно, все, чему учил Китинг? И нужно не ловить день, а читать статью доктора Притчарда? Это финальный аккорд фильма? Просто до слез обидно, мне, зрителю. Как же так, неужели все так плохо кончится? 

Китинг с вещами проходит по классу к двери. Кэмерон продолжает монотонно читать. Вот Китинг уже у двери. В общем, все. И вдруг Тодд Андерсон встает. Китинг оглядыается. Тодд влезает на стул, а потом и на парту. Тяжело дыша, уверенно и с гордостью Тодд смотрит на Китинга. (Ага! Вот они как парты-то аукнулись. Вот для чего вставание на учительский стол Китинга нужно было в том, первом эпизоде!) Нолан приказывает Тодду сесть. Куда там! Он уже смотрит на мир по-другому. И вот Нокс Оверстрит тоже следует примеру Тодда и забирается на стол. И еще один мальчик. И еще. Вот уже большинство учеников встало на парты. А Нолан... Он вскочил, бегает, требует спуститься вниз. И он кажется таким маленьким и жалким оттуда, сверху. Робкий Тодд Андерсон пришел в школу смущенным забитым новичком, раскрепостил свой талант поэта, прошел через многие испытания, потерял друга (Нила) и в конце концов, стал самостоятельным, взрослым человеком, готовым принять ответственность за свои поступки и, главное, человеком свободным, тем, кто способен "из двух дорог в лесу выбрать непроторенную". И в этом победа Китинга. И победа его принципов. Carpe Diem!

А зритель торжествует. И радуется, как ребенок, не в силах сдержать слезы. Ведь он уже почти отчаялся, думая, что все закончится плохо. Но нет, сценарист вознаградил его ожидания, дав все-таки победить человеческому духу, стремлению к свободе и справедливости. Такие финалы не забываются. И остаются в сердце зрителя навсегда.

Простите за пафосность, но об этом фильме по-другому не получается.

Мистер Китинг (Робин Уильямс) за работой


Нил Перри (Роберт Шон Леонард)
 

Финальная сцена фильма

Comments

ursakot
Mar. 7th, 2008 11:55 am (UTC)
О, и Вам спасибо за идею! Не знала.